Tags: антимарксизм

ОСКОЛКИ_______________________30.05.2013

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ УСТАЛОСТЬ ОТ СОВРЕМЕННОЙ «КУЛЬТУРЫ»
Что такое характер, воля и мировозрение современного человечка, напичканного информационными отбросами, хаосом мультикультурья?


Чудесный конформный набор стадионных гуманистических комплексов сверхполноценности и неполноценности. Причем одновременно и чередующихся в порядке изависимости от внешних «провокаций». В основном искусственных, манипулятивных, ибо личноть ХХIвека, окончательно десуверенизирована, через десакрализацию пола и труда…
Дальше, несколько массмедийных социальных идей, так и не осознанных или осознанных поверхностно и переистолкованных в странном биологически-субъективистском духе…
И ещё…огромная… вселенская… жажда отдыха, покоя, самозабвения, как будто на нём, на бедняге, лежит тяжкий груз, который пришлось нести не одну сотню лет…
Усталый современный человечек…
Он уже не может нести бремя ушедших, разлогающихся в нем культур… Он жаждет нового, но новым для него может быть только смерть.
И вот он, от своей культурной усталости, всё ещё пытается продлить агонию, всё еще лопочет что-то там… в СМИ, кино, ТВ, Интернете…
Бессмысленно, неразборчиво… Чудовищно бесполезно...

МАРКСИСТСКИЙ АНТИМАРКСИЗМ
как понимание происхождения религии и её роли в процессе воспроизводства жизни общества из конкретики постоянного исторического процесса.

Я исхожу, прежде всего, из того, что религии и идеологии, суть тождественны и синкретичны, и выполняют регуляцию в тех сферах массовой коммуникации, которые возникают в процессе разделения человеческой деятельности и труда.
Я также исхожу из того, что исторический процесс невозможно описывать статическими словообразованиями, уповая на научность слов и терминов, такими как капитализм, социализм, либерализм и т.д. так эти термины, сами, находясь в постоянной динамике их общественного понимания и осознания, не способны описать историческую динамику, динамику истории.
Это всё равно, что рисовать краской на текущей воде.
На мой взгляд, важно понимание самого исторического процесса, а не слов, которыми мы пытаемся его описать.
Дело, на мой взгляд, в конкретике исторического процесса, который заключается в следующем. Как для отдельного индивида, так и различных сообществ.
Жизнь человеческого общества (и/или отдельных классов, каст и сословий) зависит от организованного государством (или тем, что ему придет на смену) процесса производства и распределения, материальных благ. Производство и распределение указанных благ в системе разделения труда неотрывно связано с другим, не менее важным и значимым процессом - процессом отчуждения производимых благ в пользу кого-то. То есть без отчуждения от труда и от продуктов труда невозможно представить себе обмен внутри общества ради осуществления этой жизни. Если каждый будет владеть только тем, что произвел сам, разве будет в таком обществе обмен, и разве будет такое общество в целом жизнеспособным? Конечно, нет. Чтобы этот процесс отчуждения был возможен, общество и создало психологические нейрокультурные инструменты - компенсаторы этого отчуждения - религии, культуру, законы и традиции. К примеру, институт Брака это, по сути культурное отчуждение полов друг от друга, путем создания взаимодополняющих пар. Это когда мужчина отчуждается от всех других женщин ради одной или нескольких.
Человек воспитывается культурой, религией, идеологией, он приучается к отчуждению продуктов своего труда в системе нарастания разделения труда, ради воспроизводства всего общества, и на основании производимого экономического обмена, необходимого для политико-экономической жизни общества.
Когда производимое отчуждение в рамках исходной общественной системы уже не позволяет обществу воспроизводится в силу разных совокупных причин, наступает кризис упомянутых компенсаторных нейрокультурных механизмов: религии, законов, морали и традиций.
Если разделение труда это такой же естественный и исторический процесс, как, допустим, горение (что-то вроде всемирного «пифагорейского пожара»), и что является диалектически обратным, другому, планетарному термодинамическому процессу - остыванию, а разделение труда позволяет оптимизировать общественную энергию, затрачиваемую на воспроизводство жизни всего общества, религия (идеология) – важный компонент психической энергии, необходимый В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ для конвертации её в жизненно необходимые коммуникации.

«ПРОЦЕСС» (КАФКИ?)

Распад, расщепление сознания, уже не связанное с традицией разделения и спецификацией труда и человеческой жизнедеятельности, а связанное с отчуждением от реальности в самой крайней её «глобальной» степени - суть современного антропокультурного шока и связанного с ним социально-политического процесса.

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ РОК

Суть антропологического рока в том, что человек, так или иначе, мог выживать, только нарушая собственные же устанавливаемые традиции. Из нарушений этих традиций, рождался новый, антропологический вид человека и всё начиналось заново.
И в этой похожести и антагонизме одновременно, в этом чуть ли не эдиповом круге, с одной стороны он стремился подчинить себе окружающую среду, в числе которой и другие, менее развитые антропологические виды, с другой, стремился сам выйти из всякого подчинения и контроля. И то и другое ему необходимо в равной мере, так как подчинить природу он мог только выходя из под её, сдерживающего контроля, ограничения.
И вот мы видим, как череда за чередой проходит бунтующее со своим роком человечество: на смену послеримскому, угасающему постхристианскому человеку, со всеми его гибнущими нравственными императивами, идет совершенно иной тип техно-биологический, сотовый, зацикленный на самом себе и вступающий в отношения с миром, только через технопризму.