Tags: НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ

ПРИВАТИЗАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ как единственные критерии актуальности политики

Приватизация и национализация средств воспроизводства общества, это постоянные процессы, обусловленные необходимостью  саморегуляции общества на любых его исторических стадиях. Эти социально драматичные и политически насыщенные процессы, сходные по своим проявлениям с теми, что происходили и в другие исторические эпохи, в других государствах, в которых приватизация и национализация проходили под разными идеологиями. Монархия, деспотия, тирания, демократия, олигархия и пр. Суть оставалась та же. Суть в пропорции приватизированного и обобществленного.

Нынешний процесс приватизации, как процесс частного присвоения жизненных ресурсов, начался в результате системного перекоса в СССР, связанного с гибельным администрированием экономики партийными функционерами, начиная с Хрущевской «оттепели» (узурпаторами политической власти) и доведшей её, логически, вынудившей её к тенизации общественных секторов народного хозяйства, а именно, торговли, товарного производства, сферы услуг. Начало перерспредления ресурсов и собственности началось именно с этих секторов, и став бесконтрольным, самотеком, инстинктивно стало распространятся на суверенную собственность нации и народа - природные ресурсы.

Сегодня, процесс приватизации (как процесс постоянного и расширяющегося частного присвоения) заканчивается другим системным перекосом. Это когда приватизация, как  акт обеспечения монетарных частных интересов отдельных групп собственников-акционеров, посягнул на общенациональные ресурсы, и в этом своем историческом «развитии» зашел настолько далеко, настолько дестабилизировал экономику общего целого, настолько довел её до частного либерально-рыночного абсурда, что повторил всё пройденное ранее, с точностью до наоборот. Так, экономическое развитие логически требует инвестиций, а инвестиционный ресурс, так или иначе либо принадлежит либо находится в управлении (что одно и тоже по сути) частным группам, что сразу порождает вопрос политического противостояния в получении основной конечной прибыли. В данном случае, глобальной. В итоге, раздираемые внутренними противоречиями и ненавистью, глобальные элиты с одной стороны, понимают тупиковость своей общественно-политической, теперь уже  глобализованной системы, с другой смертельно боятся расстаться с ней, ведь именно благодаря ей они и смогли реализовать себя как эта самая частнособственническая элита.

Таким образом, приватизация, относительно мирно пройдя пределы своего системного рационального развития на основе частного предпринимательства и дойдя до своего такого же системного тупика, теперь вынуждает элиту, с точки зрения сохранности системного целого, наоборот, обобществлять мертвые и обанкроченные приватными  интересами отдельных групп собственников  сектора экономики, ради их же спасения и возобновления функционирования, с точки зрения целесообразности общего.

Если процессы приватизации, как  устанавливаемые правовые уровни частного присвоения, всегда относительно скрыты,  латентны, то процессы обобществления всегда относительно открыты и публичны, как и политика, которая сопровождает эти процессы приватизации и национализации средств воспроизводства общества.

Отсюда следует жесткий но вполне логичный вывод: политик, который говорит о преодолении кризиса и не говорит о необходимости национализации (в той или иной сфере, объеме или направлении) это просто не актуальный политик. Это просто демагог, ибо как мы определили, приватизация и обобществление это главная суть исторического процесса, для всех времен и народов, в какой геополитческой ситуации они не находились, и какой географической и исторической специфичностью эти ситуации не обладали.

PS/ Обратите внимание, насколько болезненна эта тема для всех современных политиков и экономистов, насколько профессионально они её либо умалчивают либо забалтывают.
А ведь по сути иного пути, просто нет.