Tags: КРИЗИС - ИСТИНА И НАРОД: для одних хаос

КРИЗИС - ИСТИНА И НАРОД: для одних хаос, для других гармония

От современного общества, от этой толпы сиротеющих от возраста и мыслей детей, занятых сегодня исключительно одним: подсознательным поиском доброй матери (природы) и инстинктивным бегством от взыскательного отца (общества), истину лучше скрывать за семью печатями. Истину этому народу, надо всегда давать только подготовленной, окультуренной, в противном случае, будучи в чистом виде она, просто травмирует слабую и неискушенную в сознании глубоких противоречий жизни массовую и индивидуальную психику обыденных людей.

Народ, общество может жить спокойно только в сладком неведенье вечных и глубоких противоречий, заключенных в любой истине. Для общества есть только одно благо – покой, наслаждение жизнью и та власть, строй или система, которая может всего этого добиться и обеспечить. Любая истина социального движения и преобразований народ тревожит, будоражит и возмущает как океан, пробуждая в нём страшные стихии, никогда друг без друга не живущие - стихии взаимной животной ненависти и любви.

Но у технического окультуривания истины, у техницизма истины есть свой ресурс, свой предел допустимого, потому что любая, даже самая выдающаяся техника несовершенна и преходяща. Вот и сегодня мы абсолютизируем то, что само по себе произошло как компенсация человеческой беспомощности, как преодоление слабости. Уберите это преодоление и слабость останется непреодоленной!

Стоит природе-матери, со своими первозданными стихиями инстинктов стать жестокой и непредсказуемой к своим детям, как массы уже спешат со своей культурной апелляцией к обществу, как к суровому отцу. Спешат, за традициями и защитой, за всё подчиняющей себе организацией, в том числе подчиняющей вечную стихию индивидуализма. А до того времени пока все не обернется наоборот, тот, кто до того защищал, сам является обидчиком.

Никакие универсальные и продвинутые исторические, политические, научные и другие истины и доктрины не приводят к добру или злу автоматически. Такими их делает сам человек, по ситуации, применяя их по отношению к окружающей природе или себе подобным, в тех или иных политических целях. И только для одного, достижения ВЛАСТИ – вечной ценности, дающей все остальные блага жизни. Человек универсально стремится к власти, находясь в любом своем состоянии, будь-то в первобытном, или и в современном, как в биологическом, так и духовном, как в материальном, так и в информационном, как в индивидуалистическом, так и в коллективном. Власть дает управляемость, управляемость дает прогноз, прогноз дает расчет, а расчет дает прибыль – благо, необходимое для восполнения утраченного на жизнь.

Дело в объекте такой его власти, куда вместе с окружающей средой попадает и он сам, человек, деля самого себя на классы, сословия, виды и т.д. по иерархии своего существования.

Вся история человека, это история бесконечного ряда иерархических перерождений, в результате которого из человеческого стада, время от времени выделяется, наконец, тот (антропологический класс), кто подобно первому человеку на земле, в свое время покорившему природу, теперь, благодаря своему обособленному знанию, покорил и всех остальных людей, разделяя и властвуя над ними, как над особого вида животными, просто находящимися на своей стадии развития. Хаос для одних, является гармонией для других, всё зависит, по какую сторону социального зеркала вы находитесь.

Таким образом, современная дегуманизация человека, это издержки процесса его отчуждения и от природы и от общества (как от труда и традиции), в поисках власти над ними же. Бегство в направлении из хаоса материнской природы к апелляции традиций общества (отцу), заканчивается мучительным путем обратно.

Кризис человеческого общества и цивилизации, наступающий с естественным старением этих форм жизни, и по сути берущий свое начало, возможно, ещё со времен ледникового периода, когда человек мог выживать, только чередуя интенсивность и экстенсивность своего социального развития, индивидуализм и коллективизм внутриобщественных движений, делал возможным прорывы в самосознании человека, революционно расширял и углублял сам себя. Это его судьба, ибо от этого зависит, в конечном итоге, сама жизнь.

Кризис этот, раскрывает человеку секреты о нем самом. Он приоткрывает ему кулису, покров Изиды на короткий миг, обнажая человеку его истинную сущность – чудовищную пустоту и переполненность одновременно, как живого выделившегося из живого, социально-политического животного. Выделившегося только лишь для того, чтобы устрашенный увиденным и познаным, он тут же поспешил её заполнить новыми культурно-идеологическими мифами, индивидуализма и общинности, для возвращения на круги своя.

Всё миф, но без мифа жизнь общества невозможна.

Невозможно понять устройство человека, предварительно не убив его.

Психические расстройства одних, просветляют других.

Так первые христиане отстаивали общинные истины человека-раба, преодолевая кризис индивидуалистической человеческой цивилизации человека-господина, чтобы потом, стать на защиту ценности отдельного индивидуального человека, преодолевая уже другой кризис, кризис самой общины, гибнущей в своих противоречиях индивидуализма...

В присутствии истин, пусть отраженных, пусть несовершенных, мы должны быть благодарны именно кризисам. Ведь когда кризис (революция) заканчивается, всё… поиски истин прекращаются. Глохнут пророки, политически спекулирующие на индивидуализме или общинности, молкнут музы и гении, наука превращается в уныло жующую лошадь. Жизнь становится такой же скучной, полной фантастической и фанатической глупости масс, какой на самом деле была и остается всегда…

Фанатизм народа, его убежденность в глупой истине, это ли не счастье, для всех метущихся духом, но жаждущих покоя?