osskolki (osskolki) wrote,
osskolki
osskolki

Categories:

МЫЧАНИЕ ЭКОНОМИСТА ХАЗИНА как УЖАС ДЕПУТАТА ФЕДОРОВА

555555555555555
            (Вам Россию со специями или без?)

Прежде чем я поясню название данной заметки, позвольте вашему вниманию нарисовать следующий политэкономический парадокс. Заключается он в следующем.



Как известно, у нынешнего глобального класса успешных предпринимателей (терминология Т.Веблена), как корпоративных собственников мировых средств производства и капиталов (такие, безусловно есть с любой идеологической точки зрения) скопилось огромное количество финансовых ресурсов, ценных бумаг, собственности, и пр. которые, взятые все вместе, просто некуда вкладывать для их последующего классического капиталистического оборота. То есть, расширяющееся перепроизводство денег, основанное на монопольном праве эмиссии независимым от национальных государств центром, и это уже видно невооруженным глазом, до добра не довело.

Парадокс заключается в том, что, в то же самое время, у наций, у государств и народов, скопилось огромное количество проблем национального, воистину планетарного масштаба, как то экологических, политических, социальных, экономических, культурных и т.д., а вот ресурсов, в том числе и денежных, на необходимую реализацию жизненно важных, больших национальных проектов, программ по практическому спасению общества, да что там общества – цивилизации, - нет.

То есть с одной стороны деньги есть. А с другой их… нет.

Не будет ли правильным тогда сделать вывод, что единственным препятствием для соединения этих ресурсов с проблемами яляется (ВСЕГО ЛИШЬ !) общественно-политический строй и принцип, по которому он существуети что тогда это за принцип? 

Никто не хочет вкладывать в спасение мира, в ликвидацию аварии в мексиканском заливе, в очистку флоры и фауны. Данный проект считается не доходным и капиталовложение в него не приносит прибыли. Или масштабные проекты связанны с вливанием огромных денег в реальную экономику, а это чревато нарушением всей монетарной системы глобального балансирования.

Это очень похоже на типично распространенную ныне ситуацию, допустим, с поиском спонсора для операции тяжело больного человека. С одной стороны, богатых людей, для которых подобная сумма лечения вполне подъемна, существует достаточное количество, в то же время, никто не желает тратиться на здоровье неизвестного, даже если это ребенок.

Бюджеты всех уровней постоянно испытывают недостаток средств, с одной стороны, с другой по бессмысленной роскоши частных замков, отстроенных и благополучно пустующих, складывается впечатление, что эти деньги просто некуда было девать. Или другой, более наглядный и системный пример: строительство многомиллионного стадиона в Донецке с одним только фейерверком в 20 миллионов долларов. Роскошь дорогостоящего даже по европейским меркам сооружения нисколько не мешает, допустим, находится в самом плачевном, аварийном состоянии очистным сооружениям местного городского хозяйства, вот уже лет двадцать. Причем по сей день.

Всё это типичные, практические примеры, отражающие существующее противоречие. Мы видим два совершенно противоположных хрестоматийных сигнала обществу: фиаско государства и фиаско бизнеса. Все рассуждения о социальной ответственности бизнеса, как и о регуляторной функции государства сегодня, когда только начинающийся кризис уже убрал налет самодовольства и беспечности с лиц экспертов, оказываются не более чем мифы.

Однако так уже было в истории цивилизации: две системы жизни общества, рынок (обмен) и государство (организация), казалось бы, абсолютно нуждающиеся друг в друге, как в смысле и логическом обосновании своего взаимного сосуществования и функционирования ради воспроизводства общества, ныне совершенно оторвались от своей главной цели, и рассчитывая друг на друга, теперь мчаться навстречу, лоб в лоб, как два поезда до отказа заполненные пассажирами с соответствующими убеждениями и правотой. Они вцепились друг другу в горло мертвой хваткой, не желая тонуть от ответственности но медленно погружаются в темную прорубь, держа в своих объятиях заодно и всех остальных людей.

Перед нашими глазами снова разворачивается колоссальная историческая драма. От исхода будущего столкновения, испытания на крепость политических лбов, представляющих в законодательных органах практически всех государств одни и те же партии: большой глобальный бизнес и большой национальный бизнес, основанный на государственной политической власти, от их компромисса, зависит судьба и очистных сооружений и больной девочки, и общества в целом.

Надо сказать, что различных вариаций таких кризисных компромиссов в истории можно было видеть множество. Самый свежий и грандиозный из них - социальная революция в России, позволившая соединить государство и рынок на новом социально модернизированном уровне общности людей, общей собственности на средства производства, так как именно частное право собственности на эти средства производства (а стало быть и распределения материальных благ) и были основной причиной кризиса, камнем преткновения между обанкроченной монархической формой государства и новым буржуазным классом, проводником капиталистических отношений.

Другой путь избрала нацистская Германия. Она всегда несла в себе амбиции и зачатки метрополии, потому и избрала, прогнозируемо свой национал-социалистический путь в тот момент.

Как бы ни пытались ортодоксальные марксисты описать происходящий кризис с точки зрения несоответствия производственных отношений и уровня развития производства, лучшей формулой выражения кризиса всё же является катастрофическое несоответствие, дисбаланс бизнеса и государства как рынка и организации, как типа и принципа социально-экономического обмена и типа его организации.

Глобальная система корпоративного капитала слишком долго использовала всё ту же самую количественную теорию денег (Д. Риккардо), пусть и в её обновленном, фридмановском виде для решения собственных противоречий. Так, за неимением других, она использовала классический вариант эмиссий и утилизации денег, как единственный возможный регулятор экономического процесса. Именно ради возможности это осуществлять, и пришлось всеми правдами и неправдами присвоить, монополизировать, станок, печатающий деньги. То есть отобрать эту монопольную функцию у государств вообще. Правом эмиссии должен обладать тот класс, который является собственником. С точки зрения безопасности собственности это совершенно справедливо, так как в противном случае обесценить или ввести новую валюту, отсекая ненужных политических конкурентов, могут НАСТОЯЩИЕ их противники.

Кто они?

В данном случае настоящими противниками в глобальном перераспределении благ может быть исключительно народ, а точнее уполномоченные им политики, стремящиеся к власти, как любые нормальные люди, стремящиеся получить контроль над действительностью.

Те, кто полагает, что если бы данная привилегия (эмиссия) принадлежала исключительно государству, экономика не оказывалась бы в перманентном кризисе - глубоко ошибаются. Ну нет никакой разницы, кто злоупотребляет и с помощью станка покрывает свои экономические грехи, государство или бизнес. Злоупотреблениями при печатанье денег отличались уже древнегреческие правители, римские императоры, не говоря уже о феодальных королях, покрывающих грубой эмиссией долги своей казны (Б.Посошков) – процессы хорошо описанные историками в преддверии индустриализации и буржуазных революций в Европе. Последствия были всё те же, только регионального масштаба. Причем эмитировались уже тогда, не только сами деньги, но и ценные бумаги, акции, различные финансовые производные и пр.

Именно в результате управления экономикой построенной на производстве… денег, ради… денег у собственников и скопилось огромное количество вышеуказанных финансовых ресурсов, которых не куда видите ли теперь вкладывать («Горячие деньги» А.Матюхин).

Но нынешняя ситуация существенно обострена глобальными масштабами абсолютно взаимозависимого и взаимосвязанного между собой финансового мира, системами глобальных производств, потребления, конвертаций валют.

Частичной утилизации, обезвреживания таких лишних денег, способных в случае выхода их в реальный сектор экономики, разрушить не одну страну путем обесценивания и коллапса платежной системы, способствуют не только методично надуваемые пузыри на фондовых рынках, не только глобальное кредитование третьих стран, ради поддержания собственного платежного баланса и обеспечения этих дутых денег ресурсами государств-должников. Лишние деньги прячутся где это возможно, и в грантах, и в экспорте революций и в целой массе других геополитических проектов, (локальные войны) по сути и обеспечивающих управляемость экономического мира покоящегося на долларовой массе.

Таким образом, доллар давно перерос свое экономическое значение и превратился в инструмент геополитики, его средством и целью. Однако всё дальше затягивающееся банкротство государств, как номинальных и самых больших конкурентов большому бизнесу - транснациональным корпорациям, а также банкротство и самого по себе большого бизнеса, по причине классического перепроизводства денег, падение активности рынков, спроса и т.д. ставит под сомнение не просто доллар (тут тоже нет разницы, какая будет мировая валюта), а весь принцип жизни капитала вообще.

А принцип известен: капитал должен расти, в противном случае он либо течет к другому, либо обесценивается, что с определенной точки зрения, одно и тоже.

Итак, мы определили, что системный и принципиальный конфликт государства и бизнеса налицо, хоть они услужливо и помогали друг другу сохранять обоюдоострый процесс обогащения.

Примерно исходя из этого чудесного парадокса, а именно «денег много, но их нет» и попробуем оценить основные позиции популярных людей, попавших в название статьи.

***
Вообще, появление Хазиных и Кургинянов, Федоровых и Фурсовых на массмедийном горизонте, неспроста.

Да, глобальный капиталистический мир, с его финансовой метрополией запада рушится медленно и грациозно. Да под этими обломками, Россия и Украина могут быть погребены и освоены уже совершенно иными геополитическими игроками.

В толще растерявшегося населения растут различные направления мысли, которые в определенном ракурсе могут весьма и весьма нежелательными для тех или иных политических сил. Вот и получается, что в массмедийном пространстве «чудесно» появляются эксперты, аналитики «одной мысли», которые развивают одни и те же конструкции мышления.

Чаще всего это всё тот же новый тип старого интеллигентского русского самобичевания по принципу «какие мы дураки!», аналитики на конспирологические темы, сравнимых с политическим мазохизмом - очень удобная позиция для вечной социальной безответственности русской интеллигенции, уютно устроившейся возле своих ноутбуков.

Самым комедийным, но весьма примечательным является тот факт, что этот новый тип конспирологического саморазоблачения, теперь лихо подхвачен всеми «пропутинцами». Видно кризис стандартного политтехнологического жанра, заставляет их идти на многое. Даже на некое правдоборчество. На поиски национальной правды.

Очень хорошо видно, как все эти вышеупомянутые герои бесконечных «топ-интервью» и РБК-конференций, как один, одинаково и постоянно подчеркивают свои былые заслуги по «сопротивлению» поглощению и оккупации Западом России. Всяк стремится объяснить где же он был, когда был погром… Теперь они своими маханиями «научных рук», так или иначе, стремятся во что бы то ни стало спасти путинский корпоративный капитализм – похоже действительно единственное что номинально осталось от русской государственности после того как ФСБ и Пусси Риот, поочередно взорвали Россию..

От чего они хотят спасти путинский национальный капитализм? Всем конечно, кажется, что от кризисного наезда капитализма глобального, хотя само по себе это тоже смешно.

Самый главный противник любой обанкротившейся русской власти это население, которое может взять и пусть виртуально, но разбудить веру в Зюганова, как Герцен разбудил декабристов. Потом его очень трудно будет опять усыпить.

С одной стороны национально патриотические речи на площадях, пустотелость и невнятность конкретных программ Путина, шикарный пиар, который ему делает сам Запад, с другой бутафорская оппозиция этому Путину, в лице заплесневелых правозащитников, гомосексуальных культурологов, и бизнесменов странного происхождения, политическая программа которых такая же туманная и пустотелая, как и путинская. Ажиотаж, раздуваемый СМИ, вокруг противостояния этих сил прогнозируемо поляризует русское общество в правильном, и во всех случаях удобном для Запада направлениях. В конце концов, для допустим, сталкивания России с Китаем (один из классических сценариев спасения для США) нужен больше боевой и энергичный политик Путин, которому и создали соответствующий имидж, чем что-то вялое и социально подозрительное. Благодаря имиджу своего правителя, и население выглядит боевитее и самоувереннее и потому легче будет подчинятся воинственным замашкам «мочителя» в сортирах.

Самоуверенность эта переходит и в другие, обозревательские сферы.

«Нам нужна своя национальная валюта» – говорит Хазин. «Нам нужен свой институт крупной национальной частной собственности» – говорит Федоров. А за океаном, в ещё более популистской манере им отзывается другой, еще более масштабный фантаст-спасатель американского национального капитализма - Ромни: «мы должны возродить (!) американскую экономику и производство!».

Перенаправить русскую социальную спесь в правильное политехническое русло и помогают такие чревовещатели как Хазин, Федоров, Кургинян, Фурсов, Дугин, и многие другие.

Вместо того, чтобы искать реальные, практические экономические шаги, они смакуют ужас и беспомощность современных омертвевших наук, с её квазиисторическими последствиями для нас же – некий новый сорт современного культурного безумия. Конечно, легче всего врать самим себе, говоря о глобальном, о космическом, о чем-то таком, что никто и никогда не проверит. И чем дальше, тем больше не проверит. Никто из правдорубов, не вступает в бой с конкретикой, все зарабатывают очки на безопасном «публицистическом» расстоянии, тем более, когда уже об оккупации долларом можно говорить даже перед ОМОНОМ (Н.Стариков).

Минуло почти четыре года со дня выхода знаменитого «Бесценного Доллара» И. Колосова на экраны. Но ничего принципиально в ментальности людей не изменилось. И действительно, что должно было измениться? Ведь не станут же постсоветские уже до мозга костей «рыночные» люди избавляться от перепавших им зеленых только потому, что ими банкротится их страны. Этот вопрос, по идее, должен был бы озаботить крупных национальных политиков, но и тут мы не видим движения. Никаких слушаний, никаких официальных расследований, никаких опровержений. Депутат единорос Федоров, с выпученными глазами рассказывает подробности оккупации России, уже в десятках интервью. Надо полагать, он как и Хазин займет достойное место в пантеоне интернетных мучеников за Россию.

Самый лучший способ решения проблем для постсоветских России и Украины это совсем их либо не замечать, либо не признавать за существующие. А если говорить о кризисе, то с точки зрения уже само собой разумеющегося цикла. И вот тут важное замечание.

Начнем с того, что "научный" либерально-частный капитализм навязал обществу мнение, через СМИ и конечно же образование, что цикл жизни всякой экономики всегда извечный - от кризиса к кризису. Тем более, опять таки, исторических подтверждений тому масса. Все согласились с авторитетами, стремясь, причастится к новым экономическим познаниям, открываемым обществу всегда под очередную кризисную волну. Кроме того, есть даже целая экономическая школа. Возможно всем известна позиция австрийской школы, вобравшей в себя все «передовые» критические представление о кризисе, как раз о циклическом падении и активности экономических процессов.

Научно облагородив кризис до высоколобого понятия "экономического цикла", произошла чудовищная подмена этим «временным» понятием другого, более верного и системного понимания и понятия экономического цикла, как «последовательности, состоящей из меняющихся и обращающихся одновременно общественных фаз производства, распределения и потребления» (Т.Мендельсон, 1947 год). Так была, скорее сознательно, внесена путаница. Навелась тень на плетень в умах анализирующих экономику. Экономический цикл заменили на кризисный цикл, чем успокоили массу и сами успокоились.

А ведь кризис возникает в связи с нарушением экономического цикла. Когда разрываются последовательно идущие одно за другим и одновременной протекающие процессы производства, распределения и потребления. Насколько доллар обеспечивает этот цикл, если он обеспечивает не экономический цикл, а кризисный цикл экономики, построенной на прибыли, ради накопления этой прибыли. То есть капитализация денег в особняки, в оранжевые революции и стадионы, это и есть современные элементы разрыва экономических циклов, которые становятся совершенно определенными по причине уже упомянутого нами перепроизводства денег.

Хазин, время от времени пиная ненавистный ему «Экономикс» и описывая придуманную им теорию кризиса, передранную у Гелбрейта, сам же во всю использует те же самые понятия. Такие как «равновесная цена», «совокупный спрос», «мировое разделение труда» и т.д. то есть всё то, что является производными всё того же либеральной концепции о регулирующей «невидимой руки рынка». Той самой, которая по выражению Стиглица, такого же «ангажированного» рынком экономического острослова, как и Хазин, невидима, потому лишь, что… «на самом деле просто не существует».

Но острословие хорошо для писания блогов, продажи книг и выступлений на радио и плохо для реального понимания и тем более описания, что могло бы служить спасением для людей, тонущих в глобальном хаосе мирового кризиса, на корабле «Россия».

Как долго ещё Хазин будет кормить своих слушателей странной смесью монетаризма, фрондерства и национал-реформаторства, причем без какой либо внятной концепции, не известно. Видно, что в числе многих, таких как он, Хазин, набрав популярности, скромно рассчитывает, занять когда-нибудь какое-нибудь небольшое место в антикризисной команде форсмажорных менеджеров, спасающих российскую экономику.

За заслуги.

Спасающих… напоследок.

С точки зрения ситуации, и возможности сделать быструю служебную карьеру на политической волне, это правильно - главный капитал любого человека, это его время жизни. И если потратить его с нужной самоотдачей, в нужном месте и в правильно подобранный момент, можно приобрести вес не только в блогосфере, но и совершить крупную политическую сделку, по оформлению своей персоной какого нибудь политического движения. Т.с. из грязи выйти в князи… Но глупенький Хазин многозначительно указывая в пустоту, то есть на либералов - врагов отечества, считает, что уж сам-то он выглядит безгрешным, тогда как кроме либеральных терминов и рецептов сам вообще ничего не использует и даже не упоминает.

Хвалить Маркса и этим эпатировать залиберализованного слушателя не значит прояснять ситуацию.

А ведь, как раз таких болтунов как он, первыми и начнут приносить в жертву, типа «вешать на столбах» (его же собственное радиовыражение), по простой причине: за ними, за Хазиными, кроме желания выпендрится и срубить народной популярности на кризисе нации, ничего нет. В случае чего, их будет абсолютно не жалко. Эти якобы лезущие на рожон умники, смельчаки, пока забавны, красноречивы и веселы, пока жизнь и обстоятельства не ставят перед ними конкретные задачи, за которые нужно нести ответственность. Радиопередачи и писание книг на продажу не предполагает ответственности НИКАКОЙ.

Когда главные акционеры политической системы, поставят таких вот экспертов, наконец у руля, всю эту политологическую свору, умеющую только пиарить и оправдывать самих себя, можно будет спокойно отдать на заклание. Заодно нивелируя даже всё то, рациональное и правдивое, что ими было мимолетом сказано в борьбе за народную популярность.

Забавно было слышать, как один из радиослушателей спросил радиоэкономиста, мол, почему бы вам, господин Хазин, с вашим светлым умом, и глубоким пониманием нынешней ситуации, не сесть за внятную программу экономической реабилитации «оккупированной» России. Ну, чтоб людям было как-то понятно. Вполне нормальное и предсказуемое предложение от людей, искренне поверивших раздутому в СМИ авторитету Хазина. В конце концов, ведь так это и делалось и делается во все времена при необходимости экономических реформ и преобразований. Сначала описывалось, доказывалось, агрументировалось, а потом и доверялось. Короче, назвался груздём – полезай в кузовок.

Возможно не лучший пример, но допустим тот же Маркс. Его производственная социология и теория классовой борьбы за экономические интересы этих классов будет жить, пока существует человеческое общество, как Ньтоновская механика, будет актуальна, пока существует движение вообще. Другое дело, что развитие этих теорий, которое предполагает, согласно, диалектики и переход их в свою противоположность на новом историческом этапе просто обязательно, для сохранения самого Марксизма как научной концепции, а не темы для болтовни престарелых советских профессоров, вспоминающих партийную молодость.

Или даже Ленин. И он не струсил, и даже, кое-что искал, пересматривал у самого Маркса, за что терпел от своих многочисленных, революционно одержимых соратников, партийно приватизировавших не только Марксизм, но и саму идею социальной революции.

Ведь каждому из нас всегда приходится отказываться от чего-то, если это нужно для семьи. Почему же мы не можем оказаться от чего-то, для России?…

Так вот ответ Хазина, на это предложение, был совершенно в духе заплеванного им же «Экономикса» и всех невидимых рук рынков: «Эта программа… - заявил Хазин, - очень дорого стоит. Нужны большие затраты. А на это никто сегодня не пойдет».

Вот так.

То есть патриот Хазин не готов при всем своем провидческом гении, и любви к народу снизойти и написать её нам, глупеньким слушателям своих эфирных «камланий», из патриотических соображений. Только за деньги. Согласитесь, после такого заявления, вся его «аналитика», выглядит очень и очень подозрительно: как сломанная шарманка, играющая одну и ту же мелодию: «спрос», «разделение», «равновесная цена» и опять по кругу.

«Я не вижу элиты способной изменить внутреннюю и внешнюю политику» - авторитетно заявляет Хазин. Очень напоминает Жванецкого: «ну что же вы хотели, раз карбюратор сломался!»

Четыре года Хазин крутит эту шарманку. Почему? Зачем?

Есть одно и очень грустное предположение.

Допустим современной рыночной медицине и фармкорпорациям, на самом деле не нужен ЗДОРОВЫЙ человек. Это то же самое противоречие, вытекающее из парадокса, описанного в самом начале статьи. И с точки зрения современного состояния глобального рынка фармации, это абсолютно логично – здоровенький человек меньше покупает таблетки, т.е. перестает надеяться на обещанное в рекламе чудесное выздоровление.

Так и тут. Современной политике не нужен просветленный человек, понимающий человек. Самостоятельный человек. Нужен запутанный человек, которому всегда и во всем легко можно будет указать, в чем его главная проблема, НА САМОМ ДЕЛЕ… И снова повести в некие политические и экономические дебри, на правах власти. Теоретически, просветленный человек, самостоятельный человек, знает что ему нужно и где, и четко видит ложь, фальш и попытки его обмануть, сбить с пути, то есть произвести неравный социальный обмен, допустим труда на деньги, деньги на товар, товар на лояльность к государству. В конечном итоге обокрасть.

За десятки, сотни тысяч часов, начитанных Хазиными, Фурсовыми, Кургинянами и другими вы не услышите простых, практических рекомендаций для опекаемого ими всеми русского человека. Вы не услышите конкретных фамилий убийц русских людей, воров сидящих во власти и оппозиции одновременно. Наоборот, они искусно потворствуют среднестатической экономической глупости и лени, неспосбности самостоятельного мышления, и потому дают слишком «обобщающие» советы, и слишком общие, умозрительные картинки происходящего.

А может просто им конкретно и сказать то нечего. А только болтать, вокруг да около «спроса-предложения», «разделения», равновесной цены, Путина?

Стремление к популярности, в связи с меняющейся коньюктурой мнения общества, погружающегося во тьму кризиса и использование этой популярности для повышения напоследок рейтингов и продаж массмедийных поделок, книг, фильмов на популярную тему «о кризисе» (есть даже такой жанр, со времен «Духа времени»!) становится политически выгодным, и коммерчески успешным предприятием. Эта деятельность сравнима с тем же бизнесом на кризисе, но никак не с искренним стремлением пробудить русское сознание, дать ему хоть какие-то ПРАКТИЧЕСКИЕ рецепты выживания.

Слишком путано и конспирологично, слишком эксгибиционистски выглядят современные массмедийные революционеры-просветители. И судя по неумолимому сокращению оставшегося времени – слишком дорого.

Станислав Заморский
16 августа 2012 г.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments